Главная темаИз первых рук

Качканарское месторождение прокормит город еще 150 лет!

На наших глазах гора Качканар обретает двойную ценность. Благодаря разработке Собственно-Качканарского месторождения она превратится из достопримечательности города в кормилицу. Сколько рабочих мест создаст проект освоения СКМ? На сколько лет хватит запасов месторождения? Как решается вопрос с буддистами? Руда действительно пойдёт на фабрики по воздуху? Подробнее о новой главе в жизни Качканара и комбината – из уст советника управляющего директора ЕВРАЗ КГОКа Владимира Боброва

Досье

Владимир Павлович Бобров

Родился в 1948 году в Нижнем Тагиле. Окончил Свердловский государственный горный институт по специальностям «Открытая разработка месторождений» и «Подземная разработка рудных месторождений». С 1977 года работал на Высокогорском ГОКе, где прошел путь от помощника машиниста экскаватора до руководителя комбината.

В 2006-2007 годах – управляющий директор ОАО «Высокогорский горно-обогатительный комбинат». В 2007 году был назначен на должность управляющего директора ЕВРАЗ КГОК. С 2009 года — главный менеджер по проектам Дивизиона «Урал». Вновь Высокая и Качканар. В настоящее время – советник управляющего директора ЕВРАЗ КГОКа по развитию.

— Владимир Павлович, в устах качканарцев всё чаще звучит аббревиатура СКМ, и, конечно, самый актуальный вопрос: когда стартует разработка нового месторождения на горе Качканар?

— Для начала уберём аббревиатуру СКМ и оставим одно слово «Качканар». Потому что Гусевогорское и Собственно-Качканарское месторождения — это одно и то же месторождение, ведь их генезис общий (происхождение). Просто ранее их условно разделили, и запасы Гусевогорского месторождения поставили на баланс первыми. Запасы СКМ получили статус прогнозных — они были разбурены, но не поставлены на баланс.

О единстве месторождений говорит и географическая близость. Так, сегодня расстояние между действующим Западным карьером и Собственно-Качканарским месторождением составляет всего 300 метров. У нас есть основания полагать, что возможно их внутреннее слияние, так что будем называть их единым термином «Качканарское месторождение».

Возвращаясь к вопросу о сроках, 1-й этап проекта уже стартовал. Мы частично провели сводку леса под отвалы, теперь надо подчистить это место, чтобы размещать вскрышу. Мы подготовили практически всю рабочую документацию, провели тендеры на ряд первоочередных работ по автодорогам и железной дороге. Сводка леса под объекты инфраструктуры начинается с апреля. Вырубка коснётся только тех территорий, где расположатся линейные объекты: автодороги, ЛЭП, насосные станции, дренажные канавы и сбросные водоводы.

26 марта на инвестиционном комитете ЕВРАЗа было утверждено финансирование проекта на 2019, 2020 и последующие годы.

Языком цифр

59 млн тонн руды – объём, при котором добыча рентабельна
1 млрд тонн руды – запасы Гусевогорского месторождения
6,8 млрд тонн руды – разведанные запасы Собственно-Качканарского месторождения
300 метров – защитная зона от карьера, где ведутся взрывные работы. Заходить на неё населению запрещается.

Уравновесим руду

— Когда первые тонны пойдут на фабрику дробления?

— По лицензионному соглашению, до 1 января 2021 года мы должны начать добычу руды, но, я думаю, это свершится раньше. Многие качканарцы, поднимаясь на гору, не раз видели рыжие камни — это и есть руда. Мы планируем подготовить выемочные блоки и начать вскрышные работы в августе 2020 года. Как только начнутся горные работы, пойдёт первая руда. Вначале мы отправим её на склады, а уже затем оттуда начнётся отгрузка на фабрики.

— Выходит, руда с карьера сразу не пойдёт на фабрики? Почему так?

— Потому что два месторождения нужно уравновесить в объёмах. Мы сейчас ведём добычу на четырёх карьерах: Западном, Северном, Главном и Южной залежи. Руда по генезису практически однородная, но в то же время по ряду направлений, включая содержание железа, есть разница. Наша задача — уравновесить руду в качественном и количественном составе, чтобы управлять себестоимостью горных работ, потому что коэффициенты вскрыши разные. Концепция равномерной подачи руды с Гусевогорского и Собственно-Качканарского месторождений как раз направлена на усреднение руд. Уже к 2024 году мы должны выйти на объёмы добычи руды с СКМ порядка 13 млн тонн руды в год.

— Получается, технология горных работ будет иной?

— Мы планируем перестроить все горные работы на Гусевогорском месторождении и сделать их более эффективными.  Для этого непосредственно в карьерах планируется построить дробильные комплексы для измельчения породы до размеров 300 мм. Конвейер доставит руду на борта карьеров. Затем в районе СКМ будет производиться мелкое дробление, и уже потом продукт поступит на обогатительную фабрику.

Сочленение двух месторождений в единый технологический цикл позволит снизить себестоимость на Гусевогорском месторождении и в целом по комбинату. Мы работаем в конкурентной среде и должны держать планку себестоимости. В прежние годы на Гусевогорском месторождении мы достигали этой цели за счет повышения объёма добычи, а кроме того, изменили схему отгрузки на комбинированную и начали использовать автомобильный транспорт на нижних горизонтах и железнодорожный – для отгрузки на фабрики.

Сейчас мы выбрали проектную организацию, которая будет вести разработку ТЭО (технико-экономического обоснования). За 2019-2020 годы будет подготовлено ТЭО, и в дальнейшем мы планируем уравновесить добычу руды: 50% объема пойдет с Гусевогорского месторождения, 50% — с СКМ.

Этапы разработки Собственно-Качканарское месторождения

  • 2019 год – сводка леса в местах расположения линейных объектов и начало их строительства
  • 2019 год – разработка стратегии развития горных работ комбината
  • Август 2020 года – старт начала горных и взрывных работ на СКМ
  • 2021 год — вывод из эксплуатации Южной залежи
  • 2024 год – выход на проектную мощность 1-й очереди СКМ
  • 2036 год – выработка Западного карьера, снижение объемов нагрузки на Главном карьере. Основная нагрузка – на Северный карьер и СКМ.

Единое целое с областью

— Высокое значение разработки СКМ признано не только на уровне города, но и на областном?

— Действительно, уже не секрет, что проекту СКМ присвоен статус приоритетного – это раз, стратегического в Свердловской области – это два, кроме того, ЕВРАЗ КГОК и СКМ включены в региональное планирование области. Наша цель — обеспечить устойчивую работу предприятия в едином ключе развития области и стать единым целым.

— Каковы запасы Гусевогорского месторождения?

— В пределах одного миллиарда тонн. Вместе с тем надо понимать, что часть из них — это активные запасы, то есть вскрытые к возможной отработке. Пассивные запасы — это руда, законсервированная в перегрузках, автодорогах и железных дорогах.

Учитывая, что рудные площади снижаются, мы производительность не удержим, поэтому и вводится СКМ, чтобы поддерживать объёмы добычи в размере 59 млн тонн руды в год. Почему именно 59-60 миллионов? Потому что это те объемы, которые формируют управление себестоимостью. Они формируют нам прибыль. Меньшие объемы приводят к повышению условно-постоянных издержек производства, а значит, наша работа будет неэффективной.

— Наверняка для разработки СКМ потребуется техническое перевооружение?

— Мы уже перешли с железнодорожного транспорта на комбинированный: автомобильный — железнодорожный. Кроме того, мы поднимаем грузоподъёмность нашей техники в забоях: на смену 12-кубовым экскаваторам придут 20-кубовые, а 130-тонные машины сменятся 240-тонными.

— Потребуются ли новые кадры на СКМ?

— Да, в пределах 130 человек. Потребуются горняки, маркшейдеры, геологи и другие специалисты.

— Транспортировка по воздуху, на подвесном конвейере, по-прежнему присутствует в планах по разработке СКМ?

— Этот вариант не сброшен со счетов. Мы по-прежнему рассматриваем конвейер как способ транспортировки, потому что не можем допустить перегрузки плотины железнодорожным транспортом.

Возможно, нами будут применены конвейеры Допель Майер. Они представляют собой подвесную систему на опорах, на которой двигаются резиновые «вагончики» объёмом до одной тонны каждый. Такой транспорт в капитальных вложениях дорогой, зато в эксплуатации дешёвый. С его помощью мы будем подавать руду с СКМ на фабрики под горку. Таким образом, произойдёт генерация электрической энергии. Пустая лента пойдёт наверх, а гружёная — вниз. Лента будет прикрыта, что исключит пыление. Длина конвейера составит около 1,5 км. Возможно, будут применены классические наземные конвейеры, однако, в связи с перепадом рельефа, они уступают навесным. Давайте подождем ПТЭО, уверен, будут рассматриваться и другие варианты.

Буддисты вне закона

— Как решается вопрос с буддистами?

— Все мы знаем, что добыча руды ведется с взрывными работами. Как только мы зайдём на месторождение, пребывание посторонних лиц на горе станет недопустимым. Да, борт карьера приблизится к ним только через 5-6 лет, однако горные работы не могут быть начаты, пока буддисты не покинут территорию. Это просто опасно!

В 2014 году Михаил Васильевич Санников дал согласие на переезд на гору Мохнатка, вне горного отвода предприятия. Это согласие было зафиксировано письменно на совещании в министерстве и протоколом при главе администрации Качканара С.Набоких. Земля религиозной организации «Путь Будды» была выделена на праве безвозмездной аренды сроком на 49 лет. В то же время сейчас Санников отказывается от ранее принятого решения.

Глава Нижней Туры предложил буддистам участки земли на Косье, тем более что в 2019 году от этого посёлка до Нижней Туры будет заасфальтирована дорога. Власть идёт навстречу общине Санникова. Мы тоже готовы помочь в переезде, буддисты должны понять, что находятся на горе незаконно, и они должны соблюдать законы.

— Важен и другой вопрос: доступ на гору Качканар для жителей, привыкших к летним походам, также будет ограничен?

— Территория ведения горных работ будет не видна жителям города, так как мы будем работать за перевалом. Охранная зона от карьера — 300 метров. На всех тропках будут выставлены аншлаги «Проход запрещён! Ведутся взрывные работы». Среди населения будет проведена информационная работа.

150 лет развития

— Среди жителей Качканара есть те, кто не против СКМ, однако не до конца понимают его целесообразность. Представим на минуту, что проект разработки СКМ не будет реализован. Что тогда будет с городом, его экономикой?

— Давайте проанализируем и вновь вернёмся к цифре в 59 млн тонн руды в год — это тот объём добычи, который формирует рентабельность ЕВРАЗ КГОКа. Если проект СКМ не будет разработан, то добыча начнёт снижаться. Уже в 2024 году она упадёт на 13 млн тонн руды – до 46 млн тонн и станет нерентабельной. Комбинат начнёт работать в убыток. При таком сценарии примерно в 2030 году встанет большой вопрос о судьбе предприятия. Как скажется закрытие комбината на жизни Качканара? Я думаю, горожанам объяснять не надо.

Помимо экономики, я бы озаботился влиянием такого сценария на экологию. Почему? После эксплуатации карьеров мы планируем засыпать их вскрышными породами и отходами сухой магнитной сепарации, что также является рекультивацией. Не исключено, что через 40-50 лет мы сможем использовать выработанное пространство карьеров и под хвостохранилище. Такой алгоритм сейчас применяется на Высокогорском и других горно-обогатительных комбинатах. Там карьеры рекультивируются за счёт шламов. После наполнения карьера сверху делается глиняный замок, высаживаются деревья.

— На сколько лет Собственно-Качканарское месторождение обеспечит жизнь и развитие нашего города?

— На тех запасах СКМ, которые сейчас разведаны, и запасах Гусевогорского месторождения город проживёт минимум 150 лет. Предварительно посчитанные запасы Собственно-Качканарского месторождения составляют 6,8 млрд тонн руды. По составу руда с СКМ практически идентична Гусевогорской. Есть богатые и бедные участки. Уравновешивание руд позволит нам, как и прежде, подавать на фабрику руду с 15,6% содержания железа. Но разведочные скважины из руды не вышли, и, значит, 150 лет  не окончательный срок.

— Представим ЕВРАЗ КГОК в 2024 году. СКМ будет единым карьером?

— В 2024 году наравне с СКМ будут задействованы Западный, Главный и Северный карьеры. Южная залежь выйдет из эксплуатации.

— Что будет с кедровником на горе Качканар?

— Кедр — это плодоносящее дерево. Оно плодоносит в определённом возрасте. Временной фактор данного леса как плодоносящего прошёл, и об этом говорят сами качканарцы – опытные лесники. Года два назад я бывал в районе Нясьмы, вот там в кедровнике шишка лежит, здесь такого нет. Отчасти сказывается наличие и Западного карьера. Вода стала быстрее скатываться с горы, и это тоже оказало влияние. Мы принимаем во внимание это направление и прорабатываем вопрос восстановления кедровника. Планируем высадить молодые кедры на новом участке.

От идей прошлого к идеям будущего

— Легенда о масштабном горнолыжном курорте, на ваш взгляд, может стать реальностью?

— При определённом направлении взаимодействия мы могли бы спокойно соседствовать. Другой вопрос: насколько востребован масштабный горнолыжный объект?

В окрестностях Нижнего Тагила есть гора Белая. Её востребованность обуславливает численность населения Нижнего Тагила — 350 тысяч человек и приближённость к Екатеринбургу — всего 140 км. В Качканаре численность около 40 тысяч человек, удалённость от Екатеринбурга — более 300 км. Не думаю, что строительство горнолыжного комплекса здесь может быть эффективным.

Гора Белая находится внутри перевала, а расположение ГЛК на горе Качканар на восточном склоне нерационально, поскольку весь снег перехватывается Пермским краем, поэтому здесь снега всегда мало. Когда на горе Качканар на месторождении СКМ была горнолыжная трасса, то зачастую стоял вопрос дефицита снега. Что-то для себя, возможно, качканарцам стоит построить, например, небольшой объект с одним подъёмником, тем более что всё оборудование сохранено. Задача №1 — удержать молодежь, думаю, это поможет.

— Разработка СКМ как раз и поспособствует этому?

— Да, но надо понимать, что один ЕВРАЗ КГОК не обеспечит рабочими местами всех. Нужно формировать развитие новых производств. В годы СССР происходило комплексное развитие города, когда наряду с комбинатом работали птицефабрика, ЖБИ, радиозавод.

— Женских бы профессий побольше! При разработке СКМ будут востребованы мужские горняцкие специальности. А что для женщин?

— Я думаю, подойдёт время. Нам просто необходимо в первую очередь реализовать проекты СКМ и ЦХХ, кстати, там тоже будет прирост по численности. Женские профессии будут востребованы при усилении блока нижних фабрик ЕВРАЗ КГОК примерно в 2030 году. Нам надо увеличить количество агломерата, повышать качество конечной продукции.

Помимо этого, мы видим, что 2 млн тонн окатышей, которые поставляются на внешний рынок, востребованы, но для нас малоэффективны, так как теряем ванадий. Таким образом, нам нужно осваивать производство новых продуктов, к примеру, губчатого железа — продукта с повышенной добавленной стоимостью. Технология его производства эффективная и чистая. Где и как его формировать? Эта тема следующего разговора. Пока скажу так: если мы займёмся формированием ГБЖ, то количество рабочих мест точно увеличится. Это направление рассматривалось нами в 90-е годы прошлого века, и наступает момент, когда мы к этой теме возвращаемся.

Тэги

Статьи на близкие темы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть