Так и живем...

Другая Саша

Саша качалась на качелях, прижимая к себе потрепанную куклу. Вдруг она увидела, что к ней, как обычно, впятером идут ребята. Саша была доброй и солнечной девочкой. Но уж очень устала от того, что они ее обижали. Она хотела слезть, чтобы убежать, но слишком сильно раскачалась. В этот момент вперед вышел самый красивый мальчик. Саше он казался принцем из сказок, что читала ей бабушка. Высокий для своих лет, белокурый и голубоглазый. Именно он больше всех задирал ее всегда…

Не бойся больше ничего!

Мальчик подошел ближе, остановил качели. Остальные приготовились к привычным развлечениям и насмешкам. И вдруг их лидер достал из-за пазухи смешного медвежонка. Протянул его Саше. Погладил ее по голове со словами:

— Не бойся больше ничего. Я с тобой. И … прости меня, пожалуйста, Саша.

Он развернулся к остальным ребятам, которые открыли от изумления рты.

— Больше никто и никогда не сделает этой девочке больно. Вы меня поняли? — произнес громко и четко.

— Обалдеть! Что это с этим хулиганам сделалось? Всегда девчонку обижал, а сегодня добрым стал. Чудеса чудесные! — перешептывались во дворе старушки.

Сашу воспитывала бабушка Клава. Мама у нее умерла, отец бросил. Саша росла удивительно добрым ребенком. Гладила бездомных котят, любовалась на птичек, всех любила. Время шло. Девочке захотелось общаться со сверстниками. И вот тут-то началось. Ребята ни за что не хотели принимать ее в свой круг.

Дедушка — летчик

В тот день, который стал переломным в судьбе Саши, все было как обычно. Дети окружили ее кольцом. Они весело кричали ей обидные слова. Саша их не понимала и улыбалась в ответ. Трогательно, робко.

Глеб, лениво улыбаясь, кинул в сторону Саши несколько шишек. Потом подумал: что бы еще этакое сообразить? И тут его взгляд переместился поверх ребят. Там, позади, стоял высокий седовласый пожилой мужчина, чья прямая спина и выправка выдавали в нем военного. Большие голубые глаза, красивый профиль. Только губы были сурово сжаты, рука расстегивала воротничок рубашки.

— Дедушка мой! Он летчик, представляете? Дедушка! – и, забыв про Сашу и ребят, мальчик понесся к старику.

Тот чуть улыбнулся, приобнял внука, который на нем повис.

— Дедушка! А давай ты всем расскажешь, как ты летал? Мой дедушка — герой! — с гордостью вскинул подбородок Глеб.

— Чего не рассказать, расскажу. Вечером выходите, — с этими словами, чуть отстранив внука, дедушка пошел в сторону Саши.

Подошел, погладил девочку по плечу. Наградой была ее улыбка. Потом она тоже погладила старика по руке.  Тот вынул из кармана шоколадку, отдал девочке и, не оборачиваясь, пошел к подъезду.

— Деда, подожди! Дедушка, я с тобой! — крича, побежал за дедом Глеб.

Что за чудовище вы вырастили?

Дома суетливо накрывали на стол. Сын-бизнесмен, для которого приезд отца стал сюрпризом, гордо показывал тому недавно сделанный шикарный ремонт. Внук демонстрировал новый велосипед и айфон. Невестка поправляла прическу, сияя новыми сережками.

— А теперь объясните мне, дорогие люди, кого вы вырастили? Почему ко мне в деревню приезжал раньше милый и добрый мальчик? Он же был таким когда-то! И что за чудовище я увидел сейчас? Сядь, Глеб. Я гордился тобой. Что же ты деда так расстроил? Как ты мог такое сделать? Что же ты творишь, мой мальчик? — старик стал расстегивать пуговицы, держась за сердце.

— Папа! Тебе плохо? Что ты натворил, Глеб? Как ты мог дедушку расстроить? — повысил голос отец мальчика.

— Но я… Ничего не сделал. Папа, правда. Я люблю деда, я бы никогда… — начал оправдываться мальчик, но старик его перебил.

— Ты был главным зачинщиком. Я все видел своими собственными глазами. Вы обижали беззащитную девочку во дворе, — сдвинул брови дедушка.

— А-а-а… Так это Сашка. Она другая. Ты же сам заметил. Мы с ней не играем, — облегченно выдохнул Глеб, думая, что дед его поддержит и этот неприятный разговор закончится.

— Другая? А какая это, другая? Она человек — две руки, две ноги. Добрая. Чем она от тебя, мой милый, отличается? — покачал головой дедушка.

— Ну, она же это… дауниха, — усмехнулся мальчик.

— Замолчи сейчас же! И чтобы я никогда больше от тебя этого не слышал. Все ему покупаете, да, сынок? Ни в чем внук не нуждается, молодцы! А то, что он становится жестоким, вас не беспокоит? — произнес пожилой мужчина.

— Но, папа, — начал его сын.

— Не папкай! — оборвал  тот.

И продолжил:

— Не думал, что когда-нибудь это скажу, но, видимо, придется. Иначе поздно будет. А ты знаешь, дорогой мой внук, что у тебя был брат? Старший брат. И его, как и эту девочку, звали Саша. И он был такой же, как она. Только вот его не стало в два годика. Так что считай, ты не в нее шишки бросал, а в своего брата, внучок. И запомни: если еще раз сделаешь подобное, ко мне не приезжай. Мне будет трудно без тебя, я очень тебя люблю, но я хочу гордиться своим внуком, а не стесняться его! – и, резко поднявшись, дедушка вышел из-за стола.

По щекам мальчика текли слезы. Обмахивалась полотенцем его мать. Сидел, уронив голову на руки, отец.

— Это  правда? Что дед сказал про брата, правда? — крикнул мальчик.

— Правда. Прости, сынок, что не сказали тебе раньше, — отец пробовал его обнять, но мальчик увернулся и убежал в свою комнату.

Авторитет одного мальчика остановил остальных

Прошло несколько часов. Дедушка стоял на балконе рядом с сыном. Они переговаривались. Внук так и не вышел из комнаты.

— Думаешь, я не прав? Прости, сынок, если так. Но иначе я не могу. Это против совести. Хочешь, прямо сейчас уеду? — ответил старик.

— Да что ты, пап! Это ты прости. Не доглядели. Ты же знаешь, дела, то — сё. Дома-то они все хорошие. Я видел эту девочку во дворе. Бабушка ее воспитывает, мужики сказали, совсем старенькая. Поди, тяжело живется-то. Я как-то не задумывался раньше над этим. Тоже виноват в своем равнодушии. Надо помочь им, — ответил мужчина отцу. А тот с благодарностью сжал его руку.

Вдруг они увидели девочку Сашу. Та качалась на качелях. Неподалеку, переговариваясь, кучковались ребята. Хлопнула дверь.

— Где Глеб? — выбежал в коридор отец мальчика.

— Ушел… гулять, вроде, — прошептала его жена.

Глеб выбежал из подъезда и пошел в сторону ребят. Он видел Сашу. Слезы застилали глаза, но мальчик старался держаться. И так щемило в груди.

Он вдруг представил, что это его братик качается на качелях. Все так, как сказал дед. А какие-то ребята его обижают. Он готов был что-то сделать с ними за это. Потому что сильный. Ничего и никого не боится. Занимается боксом и каратэ. И это он обижал девочку.

Проведя рукой, словно снимая паутину с лица, мальчик остановил качели. Саша улыбнулась ему. Глеб  достал из-за пазухи медвежонка. Протянул его девочке. Погладил ее по голове со словами:

—  Не бойся больше ничего. Я с тобой. Прости меня, Саша…

— Ну что ж. Не все было потеряно. Я горжусь тобой, мальчик мой, — прошептал старик на балконе. После чего пошел в комнату, достал из чемодана фуражку.

— Ты куда, отец? — спросил сын.

— Во двор. Ребятам про свои лётные подвиги рассказывать! — и пружинистой походкой он стал спускаться вниз…

Давно нет тети Клавы. Опеку над Сашей взяла семья Глеба. Никто и никогда над ней больше не смеялся. Потому что рядом теперь был  Глеб. А связываться с ним было себе дороже, это все в округе знали. Так авторитет одного мальчика остановил остальных.

Глеб вырос. Стал поразительно красивым молодым человеком. И он часто гуляет по набережной вместе с Сашей, которую называет своей сестрой. Тот самый принц из сказки, чья сильная рука теперь держит по жизни ладошку солнечной девочки Саши…

P.S. Эту тему меня попросила озвучить одна женщина, сказав, что порой боится отпускать во двор своего особенного внука — солнечного мальчика: дразнят его ребята, не играют с ним, хотя мальчик к ним тянется. И хотелось бы больше видеть участия родителей, чтобы объясняли своим сыновьям и дочкам, что все зачем-то пришли в этот мир. И нельзя обижать кого-то просто за то, что он другой…

Тэги

Статьи близкие по теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть