Так и живем...

Не время умирать!

Ядвига Яковлевна - пожилая женщина. Квартирка крохотная. Мужа нет уже 10 лет. Сын погиб еще в юности. Здоровье замучило, еле ходить стала. Заплатит за коммуналку, лекарства - и всё, крохи остаются

Будет у меня две матери

Не жаловалась, никого не ругала. Тихонько доживала и молилась, чтобы Господь быстрей прибрал — сил-то нет. Костыляла из магазина, батон купила, молока пакет. Супчик еще был на костях дома. Котлет хотелось да голубцов, но не на что покупать, на лекарства почти все уходило.

— Яся? Ты? — вдруг раздалось сзади.

Обернулась: Валентина Вольдемаровна, Валечка! Они из одной деревни, землячки. Но не виделись 50 лет!

— Валюша! А ты чего здесь? Как? — всплеснула руками Ядвига Яковлевна.

— Да сын у меня сюда переехал. И меня за собой перевез. Вот и обживаюсь потихоньку. Супруга-то моего нету теперь! Ну, ничего. Подруга! Пойдем ко мне! Возражения не принимаются! — отчеканила Валентина Вольдемаровна.

Дома у нее было очень уютно. В аквариуме кто-то сидел. Пригляделась Ядвига Яковлевна: лысенький, розовенький, с пятнышками.

— Ой, что же это за чудо? Кто этот зверек-то? — подошла поближе поглядеть.

— Фекла. Свинка морская. Внук принес. Говорит, чтобы ты, баба, не скучала! Возьми, погладь, — рассмеялась Валентина Вольдемаровна.

А потом они пили чай. Перед этим ели голубцы, они как раз у подруги оказались уже сготовлены. Ядвиге Яковлевне стыдно стало — она почти две тарелки умяла. И с чаем почти все печенье съела. Засобиралась.

А Валентина Вольдемаровна суетилась, гостинцев с собой скложила. Спросила адрес и сказала, что придет.

Слово сдержала. Она очень деятельная была. Высокая, крепкая. Характерная. И тут разговорились. Расплакалась тогда Ядвига Яковлевна. Столько лет терпела молча, а тут не выдержала, рассказала все. Что ей очень страшно и одиноко. И просвета нет. Подруга слушала. Молчала. Собралась и ушла вскоре, сказав, что ей к сыну срочно надо.

— К сыну. Хорошо-то как, когда сын есть. Живой. Или дочка. А уж если детки маленькие, внучата. Благодать какая! — крестилась перед сном Ядвига Яковлевна.

С утра в дверь постучали. Пошла открывать. На пороге — мужчина. Здоровый, улыбающийся, глазастый. А за ним — Валентина стоит. Подружка.

— Это Антоша мой. Знакомься. Он нам сейчас с переездом поможет, — и Валентина Вольдемаровна поправила шапку.

— С каким? Куда это? — прошептала Ядвига Яковлевна.

— Куда-куда! Ко мне! Я в трехкомнатной квартире одна живу, страдаю. Скукота. Вместе станем куковать. Неудобно? Яся, на потолке спать неудобно! Вдвоем легче выживать! Твое жилье сдавать будем. Пенсий нам за глаза хватит. Антоша вон путевки нам обещал взять, в профилакторий местный поедем. Не время еще умирать! — распорядилась Валентина Вольдемаровна.

Ядвига Яковлевна только кивала. И сама не понимала, как вот так — раз и к лучшему поменялась жизнь.

Вдвоем они теперь, две подружки-землячки. С утра завтракают, зарядку делают. Потом гуляют. Ходят в магазины, готовят.

Записались в бассейн. Сын Валентины регулярно завозит продукты. Сад купил, мол, летом на свежем воздухе будут. Внуки приходят. Вначале стеснялись, а теперь зовут «баба Яся».

И гордо ходит за вкусняшками Ядвига Яковлевна, приговаривая: «Мне для внучаток моих, получше конфетки взвесьте!» Пусть и не кровные, все равно своими стали.

Антон серьезно так сказал:

— Будет у меня две матери. Живите, сколько хотите. Я и о вас заботиться стану! И не думайте, что у меня планы на вашу квартиру, если что. Сдавайте, деньги копите. Можете отписать — хоть кому. Я, тетя Яся, просто хочу помочь.

Он ремонтами занимается, шабашит.

Прошлое Ядвига Яковлевна вспоминает с содроганием. Привыкла к уюту, заботе. С Валюшей они как сестры. В этом году хотят на родину ехать, в деревню. Там хоть и два дома жилых, да все же хочется посмотреть. Антон пообещал — отвезет. Так что выкарабкалась она из тяжелой жизни.

Прошлое вспоминается с содроганием, когда привыкаешь к уюту и заботе чужих, но таких родных людей!

Показалось, что небо на голову упало — так было тяжело

Девушке Наде было около 30 лет, когда она осталась совсем одна. Муж бросил, ушел к женщине, у которой была своя квартира, бизнес у отца. Правда, честно объяснил: «С тобой, Надя, очень хорошо, конечно. Но понимаешь, там перспективы. Поэтому и ухожу.»

Наде показалось, что небо на голову упало — так было тяжело. Она и просила, и на коленях умоляла. Но он все равно исчез, виновато оглядываясь.

Сама она сирота была. Родных никого. Хорошенькая девушка, волосы волнистые короткие, глаза оттенка барвинка.

Подружки советовали знакомиться в кафешках, на сайтах знакомств. Надя не хотела.

Она все думала: почему надо кого-то искать? Непонятно как-то. Дни шли, как в тумане, правда. И жить, по ее словам, совсем больше не хотелось.

Прошел год. Шла домой с работы, решила путь срезать. Вышла — а там за домом с собаками люди гуляют. Наде всегда хотелось собаку. Но муж был против — хронически их не переносил. И тут к ней спаниель бежит. Абрикосового цвета, веселый такой. За ним — молодой человек.

— Не бойтесь, он ничего не сделает. Чарлик у меня хороший, добрый, — на бегу сказал.

И глаза у хозяина тоже были, как у спаниеля. Добрые такие, немного грустные. Надя попросила разрешения погладить собаку. И долго трепала длинные ушки. Впервые в замерзшей душе что-то зашевелилось, оттаивать начало.

— Не привыкай. Уходи. Он не твой! — заканючил внутренний голос.

Надя выпрямилась, вздохнула. Попрощалась и пошла.

— Девушка! Чарлик за вами несется! Мы уже погуляли. Давайте вас проводим немного! Вам куда? Меня Руслан зовут, — послышалось сзади.

Надя объяснила.

— Нам по пути! — радостно ответил хозяин.

Ему было совсем в другую сторону вообще-то. Но шел, разговаривал. До подъезда проводили. И Надя, еще раз потрепав Чарлика за ушком, ушла.

Руслан у нее телефон не спросил. Да и с чего бы? Она же неудачница. Так Надя себе сказала.

Через три дня идет к подъезду — а навстречу Чарлик несется. И Руслан за ним.

— Ой, это вы! А мы тут идем мимо, надо же, какая встреча!- улыбнулся молодой человек.

Он три дня ее ждал подолгу, специально. Надя попросилась с ними погулять. Потому что в пустой квартире было невыносимо.

В общем, Руслан и Надя стали общаться. И он вскоре предложил ей переехать к нему. Надя отказалась.

— Почему? Я совсем тебе противен? — спросил Руслан.

— Нет, ну что ты! Ты очень хороший. Только я тебя не люблю. И ты меня, думаю, тоже, — честно ответила Надя.

— Ты мне очень нравишься. Это первое. А второе — не должна девушка одна быть. Заботиться кто-то о ней должен. Это мне отец всегда говорит. Он о нас обо всех заботился. Сейчас-то я самостоятельный. Но маму и сестру он боготворит. А любовь, что, если сразу не накрыло, так до 100 лет в одиночку сидеть? Не принуждаю ни к чему. Давай просто хотя бы вместе жить, — ответил Руслан.

Умом Надя понимала, что это глупо, конечно. Но согласилась. Родители Руслана ее приняли как свою. И она обожала бывать у них в гостях. Целых полгода жили они как соседи. Много гуляли. Особенно нравилось ходить на пруд и кормить местных уток, которые обжились тут, в районе дороги на четвертые сады, и совсем не боялись людей. А те всегда, проходя мимо, кормили их хлебом.

А потом Руслан с работы задержался. Надя бегала от окошка к окошку. На улицу понеслась. Телефон его молчал. И тут она поняла, как же сильно ждет его домой. И боится, как бы чего не случилось. Когда Руслан появился, девушка так к нему навстречу бросилась, что тот опешил.

С этого все и началось. Поженились. Недавно дочка родилась. Если им задают вопрос о любви с первого взгляда, то честно отвечают — не было ее. Она пришла позже. Очень сильная.

И всем Надя советует не погружаться в пучины уныния, а находить другие пути. Это же так здорово, когда слышишь в трубке: «А ты где? Приходи, я тебя очень жду! Чайник поставил. И не забудь шарфик накинуть, а то горло простудишь, на улице ветер!» Простая забота.

P.S. Человек не должен быть один. Тяжело и плохо это, хоть чем себя занимай и отвлекай. Вдвоем всегда легче и жить, и выживать. А как вы считаете?

 

Тэги

Статьи близкие по теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть